Турилова Галина Анатольевна (82 года, г. Санкт-Петербург)

Лауреат XI литературно-поэтического конкурса «Проба пера» 2018

Мечта и реальность

Идёт по улице Луговой красивая, статная женщина. Старухи, сидящие на лавочке возле дома, злобно ворчат:

— Ишь, вырядилась! А намазалась! Ресницы, что колья на заборе! Муж, небось, на фронте, а она тут …

Далее шло неприличное, бранное слово. Женщина гордо прошла мимо них, вежливо, с поклоном, поздоровавшись. Завидев нас, ребятишек, спросила:

— «Вы живёте на этой улице? Давайте знакомиться! Я, Мария Николаевна, поселилась в доме номер двенадцать. А как вас звать?»

— «Галя, Алла, Нелли, Юра, Рая», — оторопев, представились мы. Мария Николаевна крепко пожала каждому из нас руку и неожиданно предложила: «Давайте создадим на нашей Луговой улице домашний театр. Позовите всех ребят, кто захочет принять в нём участие».

Идёт война, 1942 год. Взрослые с утра до глубокого вечера на работе. А мы, ребятишки, предоставлены сами себе: играем в войну, в пятнашки, рыскаем по садам, огородам. С самого утра слышу стук палками в окно: «Галка, айда на улку!» Бабушка кричит: «Иди уж. Жених ждёт-не дождётся». Картофелину в рот а айда до вечера.

А тут … домашний театр!

С тех пор наша детская жизнь круто изменилась. Мария Николаевна открыла нам новый мир, полный песен, танцев, стихов, мир искусства! В старом амбаре устроили сцену. В проёме двери повесили занавес, сшитый руками наших мам, бабушек. Репетировали с упоением. Мария Николаевна каждую минуту своего драгоценного времени отдавала нам. Первый концерт прошёл с потрясающим успехом. Нам громко аплодировали жители улицы. А потом наша концертная бригада выступила в госпитале: читали стихи, танцевали, я пела «Землянку», «Огонёк». Приняли нас очень тепло. Долго раненые бойцы не отпускали нас, и мы с удовольствием по второму разу повторяли свой репертуар. В конце войны Мария Николаевна получила похоронку. В Берлине погиб её муж. Она очень тяжело переживала потерю любимого человека, как-то резко постарела, но продолжала заниматься с нами. Мы как могли пытались облегчить её боль.

Однажды моя подруга Нелли сказала мне шёпотом: «Хочу показать тебе чудо! После уроков пойдём ко мне». Домой мы летели «на крыльях». Там, под кроватью лежала коробка, перевязанная лентой. Когда подняли крышку, я чуть не задохнулась от запаха, исходившего от бело-розового чуда. «Это маме на день рождения подарили, сегодня будем отмечать», — сказала Нелли. «Давай отнесём маленький кусочек для Марии Николаевны», предложила я. Аккуратно разровняли края, чтобы не было заметно. А потом — к нашей дорогой артистке. «Спасибо девочки. Это так трогательно! Но давайте поделим этот кусочек на троих!» Боже, как это было вкусно! Нелли, конечно, досталось от мамы, но это было ничто по сравнению с радостью, которую доставили хорошему человеку.

Пришла победа! И вскоре мы разъехались: Мария Николаевна уехала в Киев, я — в Ленинград, Нелли — в Москву, а Алла осталась в Челябинске. Мы не стали артистами, но пронесли любовь к театру через всю жизнь. Когда-то в своём детском дневнике я записала: «Хочу стать артисткой, но если у меня не обнаружится талант, всё равно буду трудиться на ниве культуры». Так оно и случилось. Многие годы я работала заведующей отделом культуры исполкома райсовета. А это воспоминание — благодарность моей любимой артистке Марии Николаевне, привившей мне любовь к искусству, поэзии и творчеству.